Fabiana Walles
Clarice, smile: we're going to be partners... (c)
Передышка
Оригинальное название - The Respite
Автор – copyright 1999, by Lectergrrl
Сайт - typhoidandswans.com/lovinglecter/archive
Персонажи – Клариса Старлинг, Ганнибал Лектер
Жанр – триллер
Саммари: Старинный друг наносит Кларисе неожиданный ночной визит. Было его присутствие сном... или?...
Время – около года после "Молчания ягнят"
Канон – в основном
Размер – средний
Примечание переводчика - в оригинале везде использовалось прошедшее время, но в настоящем времени этот фик прикольнее)




Ягнята кричат.

Клариса Старлинг мечется во сне, зарываясь лицом в промокшую подушку и раскидывая мешающие ей простыни. Тонкая плёнка пота на спине слегка светится в полосках лунного света. Бессвязное бормотание доносится сквозь подушку, глухое и пронизанное отчаянием.
В темноте доктор Лектер движется, как хищная кошка. Укрываясь в тени, он проскальзывает в комнату. Лезвие в руке сверкает, словно зеркало, когда он проходит мимо широкого окна. Он кладёт нож на комод, почти рядом с её значком. Лектер ждёт. Её любимый Кольт-45, должно быть, покоится в ящике прикроватной тумбочки. А, возможно, и под подушкой. Доктор улыбается этой мысли. Не так давно он пообещал, что не будет наносить ей визит. Либо она сомневается в его намерениях, либо Клариса Старлинг проявляет чрезмерную осторожность. Лектер разворачивается, мерцающие в темноте глаза фокусируются на движущейся фигуре на кровати. Его Клариса. Всё ещё одна. Конечно, это не было открытием для Доктора. Он внимательно наблюдал за жизнью своей предполагаемой протеже, размышляя о том, что обвинения в её жизни несмываемы так же, как и пороховой след, въевшийся в щёку.
Он развернулся и бесшумно приблизился к её постели. В темноте его глаза сияют, как ртутные шарики. Вбирают в себя образ Кларисы, крутящейся и выгибающейся на кровати. Её спина открыта взору, кости беспрестанно движутся под белоснежной плотью. Он медленно присаживается на корточки рядом с её постелью. Теперь их головы на одном уровне. Трудно сказать, долго ли он, взяв себя за подбородок, наблюдает, как она спит. Вот его губы сложились в улыбку. «Добрый вечер, Клариса», – произносит он наконец. Металлический скрежет, появившийся во время заключения в Балтиморской психиатрической лечебнице, исчез из его голоса. Тон мягкий и гипнотический, тихими волнами проникающий в сонное сознание Кларисы.
Она шепчет снова. «...Так тяжело», - слышится ему, и он закрывает глаза в почти оргазмическом блаженстве. Кажется, ягнята не молчат в эту холодную ночь на пороге осени. «Клариса, я обещал, что не стану навещать тебя, но это оказалось сильнее меня. Ты взволновала меня, Клариса». Когда он произносит это, его глаза оценивающе прищуриваются, глядя на молодую женщину. «И теперь я в замешательстве. Меня никто не заставлял волноваться уже много лет». Он протягивает ладонь, почти касаясь её волос. Опуская руку, гладит, в этом своём прикосновении похожий на призрака. «Ягнята всё ещё кричат, Клариса?» – шепчет он. «Кажется, да. Я ждал ответ, но, похоже, мне придётся найти его самому. Разве я не повлиял на тебя, Клариса?» – мягко шепчет он, почти покачивая головой в такт собственным ритмичным словам. «Возможно, я потребовал от тебя слишком многого и слишком скоро». Его голова отклоняется.
Ответом ему служит лишь приглушённый стон.
Он извлекает из кармана шприц и вонзает иглу в маленькую пластиковую упаковку без надписей. Набрав достаточно лекарства, возвращает упаковку в карман и переводит пристальный взгляд на руку Кларисы. Она сжимает подушку, так что у него достаточно возможности ввести наркотик. Закончив с этим, он отходит от неё и занимает место в кресле, стоящем в углу комнаты. Сидит спокойно, губы задумчиво сжаты. Он терпелив. Наркотику потребуется время, чтобы подействовать.

***
Клариса просыпается, словно от толчка, и вслепую нащупывает пистолет. Она находит его на прежнем месте, между матрасом и изголовьем кровати, и судорожно целится вперёд. Зрение затуманено непонятными слезами, и Клариса чувствует, что пистолет дрожит в руке. Непреодолимый страх охватил её тело. Страх, очень похожий на тот, что она испытала в подвале Гампа, где в лабиринте комнат и коридоров не было ни малейшего источника света, кроме миллисекундных отражений. Но сейчас она не может объяснить свой страх. Не может объяснить, почему всё тело дрожит.
Лектер складывает указательные пальцы возле губ, как при молитве. Прищуривает глаза в темноте, наблюдая борьбу Кларисы с самой собой. Она не увидит его, пока он того не пожелает. И снова улыбается.
«Специальный агент Клариса Старлинг из ФБР, – произносит он, выговаривая каждую букву с оттенком сарказма, – я по тебе соскучился».
Используемый им наркотик удивителен по своему воздействию. Через одну только силу убеждения он легко сможет ею управлять. Наркотик оказал влияние на её органы чувств и нервную систему. Он совершенно точно знает, что она не сможет определить его местонахождение в комнате. И его это радует. Совсем не хотелось бы получить неожиданный выстрел с неё стороны.
-Доктор Лектер... – выдыхает она, и Ганнибал приподнимает голову. Никто не произносил его имя так, как это делала она. Обычно оно произносилось с отвращением или нездоровым ликованием. Куда как реже – с уважением. Определённо, Клариса уважала даже тот факт, что оказалась в ловушке. Но несмотря ни на что, Ганнибал всё же ощущал слабый привкус южного акцента, делающий произношение его имени уникальным, звучащим приблизительно как «дота лекта». Он улыбнулся вновь.
-Я ожидал большего воодушевления. Клариса. В конце концов, весь этот путь я проделал, только чтобы увидеть Вас.
Он наблюдает, как её пистолет метнулся вправо; губы плотно сжаты, Старлинг пытается определить его местоположение. Она всё ещё не решается покинуть постель. Игра, однако, довольно быстро надоедает ему.
-Клариса, я бы мог перерезать Вам горло всего за секунду, если бы захотел. Сделайте одолжение, опустите оружие. Я думал, мы оставили позади эти глупости.

...никогда не забывайте, кто он такой.
И кто же он?
Чилтон называл его монстром. Она не помнила, что сказал Кроуфорд тогда. В любом случае, он больше, чем монстр. Он – хитрое чудовище, способное проникнуть в её голову. Клариса моргает, пытаясь вернуть способность видеть, но безуспешно.
-Доктор Лектер, что Вы сделали со мной?
-Я вижу, Вы не до конца избавились от прискорбных остатков своего низкого происхождения, Клариса. Ваш акцент ещё стал более заметен, чем прежде. Или это всё потому, что Вы боитесь меня? – спрашивая это, он приближается. – Пистолет, Клариса, - добавляет, словно его настигла запоздалая мысль.
-Хорошо, Доктор. Я опускаю пистолет. Пожалуйста, окажите мне ту же любезность и не причиняйте вреда, – мягко просит она, используя его собственные слова и пытаясь опередить тот ужасный жребий, который психиатр, возможно, уготовил ей.
В голосе Доктора звучит внезапное недовольство.
-Цк-цк-цк. Я полагал, мы давно прошли это, Клариса. Вы оказали мне достаточную любезность в прошлом году – предпочтя погоне за мной работу с другими, более земными делами. Я глубоко признателен Вам за это, – он усмехается, обнажая зубы. – Однако я проявил непочтительность, придя к Вам среди ночи, и прошу за это прощения. Но, как Вы знаете, я до сих пор не получил Вашего письма. И умираю от желания узнать ответ, агент Клариса Старлинг.
Пистолет теперь на полу, рядом с ножкой кровати, там, куда она бросила его. Клариса вжимается в изголовье; её окружает мир размытых силуэтов и искажённых голосов. Как только ей кажется, что она уловила местонахождение Доктора, тут же слышит его голос из другого угла комнаты, ближе или дальше. Неизменным остаётся лишь дикий стук её сердца.
-Какой ответ, доктор Лектер?
-Они всё ещё кричат. Клариса?
Неожиданный всхлип срывается с её губ, прежде чем она успевает остановиться.
-Доктор Лектер... – шепчет она.
-Я проделал весь этот путь, Клариса. Теперь с нами нет нашего дорогого доктора Чилтона, который мог бы прервать разговор, – произносит он, и новая усмешка на секунду обнажает его зубы.
Она зажмуривается. Несмотря на скользкую и вероломную натуру директора Балтиморской психиатрической лечебницы, Клариса была опечалена, когда в своё время услышала об исчезновении Чилтона.
-Он был хорош, Доктор? – спрашивает Клариса, и голос её удивительно твёрд, несмотря на поднимающийся внутри гнев. – Понравился Вам с бокалом хорошего Кьянти и бобами фава? – последняя фраза звучит, словно плевок.
-Боюсь, нет, – отвечает Лектер, ничуть не обеспокоенный. – Я бы ни за что не испачкал собственный рот отвратительно безвкусной плотью Чилтона. Однако он вполне сгодился для гончих, после того как я, действительно, пригласил его на ужин. Собаки особенно оценили начинку, – заканчивает Лектер спокойным тоном. – А теперь, Клариса, Вы должны ответить на мой вопрос. Не вижу особого смысла использовать quid pro quo в данном случае, хотя всё равно преимущество у меня. Также я не собираюсь прибегать к смехотворным угрозам. Полагаю, Вы и так знаете, что я на многое способен.
-Почему это так важно для Вас, Доктор?
-Мои причины не имеют значения, – отвечает Лектер будничным тоном. – Ягнята, Клариса, – напоминает он. В его голосе не слышится ни капли нетерпения, но Клариса понимает, что он не собирается больше ждать.
-Да... – мучительно сдавленным голосом произносит она. – Да, ягнята всё ещё кричат.

На лице Лектера написано наслаждение, пальцы переплетены. Пока ягнята кричат, Лектер будет здесь, напоминая о её поражении. Лектер, словно бесстрастный пастух, сжимающий в руке косу вместо посоха. На минуту задумывается, чтобы прочувствовать этот образ.
-Спасение бедняжки Кэтрин не заставило их замолчать, – мягко произносит он. – Как думаете, Клариса, сколько времени пройдёт, прежде чем крики убитых ягнят перестанут врываться в Ваши сны?
Копая дальше и вбивая гвоздь глубже, он обнажает зубы в почти животной манере.
-Как скоро вы сможете забыть кровь и загнанное положение этих несчастных существ?
-Что бы я ни делала, – со стоном произносит она, закрыв лицо руками, – я не могу остановить их. Они продолжают кричать, Доктор. Почему не перестают?

Лектер ждёт, притаившись в темноте. Слепая, ошеломлённая, запутавшаяся, Клариса ощущает, как тёплые пальцы берут её за подбородок. Она не видит его лица, но поражена яркими светящимися точками в глазах Лектера. Медленно, словно целуя с ослабевающей страстью, Ганнибал склоняется над ней и проводит языком от подбородка до одной щеки, потом до другой, жадно проглатывая её слёзы. Она опускает голову, прижимается к его груди... горестно стонет, стонет, стонет... пока её собственные рыдания не сливаются с криками ягнят.

***
Наконец, Ганнибал Лектер обнимает рыдающую Кларису, устраиваясь лицом к изголовью её односпальной кровати. «Спасибо, Клариса», – шепчет он. Вскоре его подопечная засыпает, на щеках – следы высохших слёз. Слюна Лектера давно впиталась. Утром он уйдёт, не оставив ни единого намёка на своё присутствие в её доме или на то, что это присутствие не было сном.

Но ягнята перестали кричать. По крайней мере, в ту ночь, проведённую в объятиях Лектера, ягнята молчали.


@темы: love, sad, thriller